ЖИЗНЬ

Днепр утонул в молочной дымке тумана

Туман в Днепре последний месяц — не редкость, и мы знаем, что уже надоели со своими фоторепортажами… Но сегодня какой-то особенно атмосферный день. Праздники уже наступают на пятки, еще чуть-чуть и надо будет во всю готовить салаты, поздравлять всех знакомых и тратиться, тратиться, тратиться. На горизонте уже виднеется корпоратив, а внутри жителей Днепра борются две стороны — «лень что-либо делать, дайте лучше поспать» и «кураж, отрыв, когда там уже можно будет потанцевать».

Именно в таком наполовину-праздничном, наполовину-сонном настроении пребывает Днепр этим воскресным утром. Информатор снова отправился в путешествие за атмосферными снимками.

На фото видно, как кто-то снова разлил на карту города молочную пену тумана. Из-под нее еле-еле проглядываются верхушки высоток, а мосты будто бы исчезают где-то в облаке. Улицы города кажутся чище, прогуливаясь, хочется верить, что прямо сейчас из тумана выйдет какой-то старый знакомый и расскажет хорошие новости. В такую погоду лучше мечтается, только попробуйте…

Откуда к нам пришла зима, не знаешь ты, никто не знает.

Откуда к нам пришла зима, не знаешь ты, никто не знает.

Умолкло все. Она сама холодных губ не разжимает.

Умолкло все. Она сама холодных губ не разжимает.

Она молчит. Внезапно, вдруг упорства ты ее не сломишь.

Она молчит. Внезапно, вдруг упорства ты ее не сломишь.

Вот оттого-то каждый звук зимою ты так жадно ловишь.

Вот оттого-то каждый звук зимою ты так жадно ловишь.

Шуршанье ветра о стволы, шуршанье крыш под облаками,

Шуршанье ветра о стволы, шуршанье крыш под облаками,

потом, как сгнившие полы, скрипящий снег под башмаками,

потом, как сгнившие полы, скрипящий снег под башмаками,

а после скрип и стук лопат, и тусклый дым, и гул рассвета...

а после скрип и стук лопат, и тусклый дым, и гул рассвета…

Но даже тихий снегопад, откуда он, не даст ответа.

Но даже тихий снегопад, откуда он, не даст ответа.

И ты, входя в свой теплый дом, взбежав к себе, скажи на милость,

И ты, входя в свой теплый дом, взбежав к себе, скажи на милость,

не думал ты хоть раз о том, что где-то здесь она таилась:

не думал ты хоть раз о том, что где-то здесь она таилась:

 в пролете лестничном, в стене, меж кирпичей, внизу под складом,

в пролете лестничном, в стене, меж кирпичей, внизу под складом,

а может быть, в реке, на дне, куда нельзя проникнуть взглядом.

а может быть, в реке, на дне, куда нельзя проникнуть взглядом.

Быть может, там, в ночных дворах, на чердаках и в пыльных люстрах,

Быть может, там, в ночных дворах, на чердаках и в пыльных люстрах,

в забитых досками дверях, в сырых подвалах, в наших чувствах,

в забитых досками дверях, в сырых подвалах, в наших чувствах,

в кладовках тех, где свален хлам... Но видно, ей там тесно было,

в кладовках тех, где свален хлам… Но видно, ей там тесно было,

она росла по всем углам и все заполонила.

она росла по всем углам и все заполонила.

Должно быть, это просто вздор, скопленье дум и слов неясных,

Должно быть, это просто вздор, скопленье дум и слов неясных,

она пришла, должно быть, с гор, спустилась к нам с вершин прекрасных:

она пришла, должно быть, с гор, спустилась к нам с вершин прекрасных:

там вечный лед, там вечный снег, там вечный ветер скалы гложет,

там вечный лед, там вечный снег, там вечный ветер скалы гложет,

туда не всходит человек, и сам орел взлететь не может.

туда не всходит человек, и сам орел взлететь не может.

(с) Иосиф Бродский

(с) Иосиф Бродский

Маргарита Турчак

Фото: Влад Лестев

© 2007-2020 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dp.informator.ua как источник информации обязательна.
Материалы, размещенные на коммерческой основе, публикуются с пометкой "Партнерский материал".

Наверх