ЖИЗНЬ

Как работают бригады скорой помощи Днепра в условиях карантина

Днепропетровская область находится в первой десятке областей с наибольшим количеством зараженных Сovid-19: на 15 мая тесты показали положительный результат у 791 человек. С приходом пандемии внезапно стал актуальным  вопрос о значимости профессии медика в нашей стране. Сотрудники благотворительного фонда «Помогаем» привезли средства защиты для Областного центра экстренной медицинской помощи и поговорили с его руководителем Радием Шевченко.

Р. Ш.: Наш Областной центр экстренной медицинской помощи состоит из 6 станций: днепропетровская, криворожская, никопольская, новомосковская, павлоградская и каменская. Территория обслуживания днепропетровской – это сам Днепр, Синельниковский район, Днепропетровский и половина Солонянского района. 74 бригады работает в Днепре, всего сейчас по факту в области работает 224, хотя должно быть 280. Причина – недоукомплектованность водителями, иногда и медиками, которые без особенного удовольствия идут работать на наши зарплаты.

На каждый ли вызов бригада едет в защитных костюмах?

Р. Ш.:  Нет, конечно. В этом нет никакой необходимости. Есть соответствующий эпиданамнез. Определение подозрительного случая начинается с диспетчерской. Сначала в области это придумали мы сами. Потом вышли регламентирующие документы от Министерства здравоохранения. Вначале мы спрашивали, были ли больные за рубежом, сейчас спрашиваем, с кем контактировали внутри страны, нет ли у них родственников, соседей, которые ездили, например, в Першотравенск, где была вспышка, и так далее. В каждой нашей машине скорой помощи есть необходимое количество средств защиты: костюмы, респираторы, маски, защитные очки, щитки, бахилы, перчатки. На все вызовы ездим в перчатках, масках и очках. Где есть подозрение, что это СOVID-19, безусловно одеваем комбинезон. Сверху комбинезона – 2 пары перчаток, маска, щиток.

Любая бригада может поехать на COVID-19?

Р. Ш.:  Диспетчер видит на карте помеченные зеленым свободные бригады и вызывает ближайшую. Предыдущее министерство издало распоряжение в каждой области выделять бригады, которые будут выезжать на СOVID-19. Конечно, это неудобно: днепропетровская бригада не может ехать, например, в Никополь. Поэтому все бригады оснащены, все знают, как себя вести. Ближайшая бригада к месту вызова одевается и выезжает.

Хватает ли вам оснащения?

Р. Ш.:  Областная власть передает средства защиты, и в больших количествах. Но никто не знает, что будет завтра с людьми, которые праздновали 1 мая, поминальные дни. Вы видите, что сейчас люди начали выходить без масок, пренебрегать правилами санэпидемиологического режима, и ситуация может измениться в любой момент. Сейчас она ровная и контролируемая.

В 2014-м мы не ждали войну, но оказались готовы, и в зону военных действий сразу поехали множество наших бригад для эвакуации. И сейчас, хотя мы не готовились к эпидемии, у нас было около 700 000 пар перчаток, 120 000 обычных масок, около 300 костюмов. Как только началась пандемия, мы объявили торги на наличествующие суммы, попросили волонтеров, меценатов, профсоюзные организации и очень быстро оснастились до необходимого количества.Очень быстро включилась область, разбронировались фонды Держкомрезерва, в которых лежали на такие случаи средства защиты, и сегодня мы чувствуем себя уверенно плюс-минус на месяц. При изменении ситуации это все может израсходоваться за неделю. Если в сутки у нас 1700  вызовов и мы будем понимать, что потенциально каждый может быть носителем, мы за сутки можем использовать около 5000 костюмов. У нас в среднем 1 700 вызовов в сутки, на каждый едет 3 сотрудника. Каждый день я считаю, какой у меня ресурс прочности. Чего-то хватит на 30 дней, чего-то на 40. Сейчас в сутки уходит по 2000 пар перчаток и по 1700 масок.

Беспрецедентный груз на 2 500 000 гривен был отгружен фондом «Відродження регіону» и компанией «Интерпайп». Мы никогда не получали раньше гуманитарную помощь в таких количествах, и я с начала войны никогда ее не просил, понимая, что больнице Мечникова нужнее. А сейчас они без всяких просьб привезли целую фуру. Мой друг – член бизнес-клуба «Инспира», каждый день они привозят нам по 200 костюмов. Позвонила нам девочка из киевской «Олейны», они привезли нам 30 000 масок, на месяц. Приходят по нескольку канистр дезсредств. Больше помогают даже, чем когда началась война, пандемия затронула всех. Сейчас понемногу снижается активность. Люди думают: я не заболел, значит, нет большой нужды помогать.

Вы не теряете сотрудников из-за эпидемии? Не разбегаются, испугавшись коронавируса?

Р. Ш.:  Нет, такого нет. Выплачиваем все стимулирующие надбавки. Так называемые «колесные» за выездной характер работы: кто работал 7 и больше лет, получает плюс 60% к окладу. 20% за ненормированный характер работы и 20% за условия работы получают по недавнему постановлению – еще 40% к окладу. Мы стараемся платить всем выездным и диспетчерам, которые на разрыв принимали вызовы, 50% интенсивности дополнительно.

Это конечно, не бог весть какие деньги. От 3000 30% – это 900 грн, но тем не менее. Всем 166 сотрудникам, которые в марте обслуживали даже подозрение на COVID-19, мы заплатили по окладу, это была премия. А те 20 человек, кто выезжал на подтвержденные 9 случаев COVID-19 в марте, получили по 3 оклада. Сейчас считаем контактных за апрель, в апреле контактировало 469 человек, на это выделено 2.2 млн, им тоже будем начислять как минимум по окладу. Поэтому эти надбавки сдерживают. Массового увольнения у нас нет.

Есть у нас 6 сотрудников с положительным результатом теста на Сovid-19. Водитель из Петропавловки отсидел 2 недели дома, получил 2 отрицательных результата теста и уже приступил к работе. На  днях мы вынуждены были отстранить от работы 5 человек в Кривом Роге, Марганце и Каменском. Все они выезжали к людям, у которых не подозревали COVID. У всех заболевание протекает бессимптомно.  Для 3 455 сотрудников это неплохой результат.

Предусмотрена ли какая-то психологическая помощь для сотрудников? Людям ведь, наверное, страшнее работать в таких условиях?

Р. Ш.:  Страшно работать, когда нет информации, когда полный вакуум и тебя заставляют сшить маску из трусов. А когда ты приходишь и тебе говорят: бери столько, сколько надо, — то не так уж страшно. В каждой машине всегда необходимое количество респираторов, костюмов, щитков, очков, перчаток, и об этом все знают, что у нас их много. Если закончились, на каждой подстанции есть должность: «пополнитель бригад». Ты можешь приехать и пополнить запас медикаментов, средств защиты, дезсредств, которые ты использовал. Волонтеры, меценаты и безусловно, областная власть к этому приложили значительные усилия. В каждом лечебном учреждении, куда мы привозим больных с подтвержденным COVID , выделена специальная площадка и сотрудники этих стационаров обрабатывают машины, протирают все поручни и поверхности.

Вы хотели бы, чтобы после этой ситуации в вашей сфере произошли какие-то значительные изменения?

Р. Ш.:  Эта ситуация, к счастью, привлекла внимание и общественности, и власть имущих мужей в Киеве, к тому, что надо обращать внимание на экстренную медицину, что те тарифы, по которым рассчитано оказание медицинской помощи Национальной службой здоровья, категорически недостаточны.  Мы все, и руководители Центров экстренной медицины, и наши сотрудники – а это где-то 35-40-тысячная армия сотрудников экстренной медицины Украины – мы верим, что эта ситуация изменит к лучшему финансирование нашей службы. Что общественность поймет, что надо этим заниматься, что 2.9% ВВП на медицину мало, тем более мало на экстренную медицину, потому что это самый востребованный у нас раздел здравоохранения. 3 200 000 человек – население области, и приблизительно миллион пользуется ежегодно услугами скорой помощи. И эта служба абсолютно бесплатна. Это серьезный форпост для социально необеспеченных слоев населения, для бомжа, который замерзает на улице зимой, для того, кто получил травму. Пять минут неоказания помощи может стоить жизни для бабушек и дедушек с гипертонической болезнью, которые, к сожалению, почему-то не очень качественно ее лечат.

Что бы вы хотели передать жителям области от лица сотрудников Центра экстренной помощи?

Р. Ш.:  Берегите нас. Относитесь уважительно, здраво оценивайте необходимость вызова скорой помощи, потому что если вы будете вызывать ее на высокое давление, вы должны понимать, что когда бригада будет вам его измерять, в это время на дороге может умирать после ДТП человек. Не бейте наших сотрудников. Нападение на сотрудников бригад скорой помощи – это не казуистическая редкость. Имейте уважение к службе, к людям, а мы будем и дальше круглосуточно спасать ваши жизни.

Интервью провела и подготовила Ольга Левченко

© 2007-2020 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dp.informator.ua как источник информации обязательна.
Материалы, размещенные на коммерческой основе, публикуются с пометкой "Партнерский материал".

Наверх