ЖИЗНЬ

О хейтерах, голых женщинах и стульях возле ДНУ: интервью с художником Никитой Шаленным

Он — автор тех самых «больших красных стульев» возле ДНУ. Это он создал известную серию картин с Рональдом Макдональдом. Его выставки восхищают и удивляют не только ценителей в Украине, но и далеко за её пределами. 

Информатор запустил проект «Незабаром» — интервью с интересными, творческими людьми, которые живут в Днепре, любят и делают его лучше. С гостями мы общаемся в BAR ACACIA на улице Центральной, 16. В нашем втором выпуске мы общаемся с Никитой Шаленным, художником и архитектором.

  • Чем ты занимался до того, как стал известным в качестве художника, а именно до 2011 года, когда ты получил премию PinchukArtCentre? Что было до этого? 

До этого я был архитектором. Я и сейчас продолжаю им быть, но тогда это было начало моей архитектурной карьеры. Я работал в разных архитектурных компаниях и занимался дизайном интерьеров.

  • Как прошел переход? Архитектура — это, в принципе, тоже творчество, но всё-таки в ней больше математики, чем в живописи. 

В живописи тоже очень много математики. И в искусстве, да и в целом весь мир — это математика. Произошло это в 2009 году и это было связано со многими событиями. В том числе с тем, что сам рынок архитектуры был в подавленном состоянии. Это позволило сделать рискованный шаг и начать заниматься живописью. Я сразу начал делать большие картины. Я не делал никаких эскизов, никаких промежуточных маленьких работ. Купил себе 10 холстов полтора на два метра и начал работать с двумя сериями. Одна впоследствии стала называться «Четвёртая парадная», а втора — это серия «Одиночество» про клоуна Рональда Макдональда и его спутницу, надувную куклу.

  • «Одиночество» — это одна из первых твоих серий и, рискну предположить, что одна из самых известных. По крайней мере, в социальных сетях разошлись эти картины хотя бы просто потому, что Рональд Макдональд это так узнаваемо, близко всем. Расскажи чуть больше о ней, почему именно такие образы? Хотел «хайпануть» на чём-то знакомом или был какой-то скрытый смысл? 

Конечно, хотел «хайпануть», ясное дело:) Во-первых, эта серия была очень понятна людям — она доступная и понятная всем. Она яркая, она имеет понятную художественную форму, доступную для зрителя, и зрителю она зашла. Я тогда не подозревал, что оно всё на грани — с одной стороны всё это очень интересно, с другой стороны был риск скатиться в банальность. Но я не побоялся, и эта серия получила своё признание, даже в профессиональной среде. Эти два персонажа где-то чуть-чуть из личного, где-то из моего окружения. Рональд Макдональд — это любой человек, менеджер среднего звена.

  • Во всех остальных работах и сериях — везде есть какой-то смысл? Стоит ли вообще искать смысл во всех работах или существует просто искусство ради искусства? 

Смысл во всех работах искать стоит. Если в работе нет смысла, тогда она не интересна. А раз она не интересна, то она быстро уходит.

  •   Вернемся к твоему творчеству. В 2017 году в Днепре проходила твоя выставка под названием Penetration. Она вызвала достаточно большой резонанс, потому что она необычная, возможно, даже провокационная. Откуда пришла идея и какой был фидбек? Поняли ли люди, понравилось ли им? 

Идея это некое моё философско-психологическое рассуждение на тему взаимоотношений мужчины и женщины, неких слабостей мужчины в отношении с женщиной. Там был ещё затронут определённый мужской возраст. И я об этом рассказал историю. Это не надо воспринимать буквально, что кто-то кого-то подвешивал — ничего такого, конечно не было. Это образы.

Зрители как реагируют… Они видят голые тела. Это вызывает у них интерес: «Ой, там голые тела, пойдёмте посмотрим» или «Ой, смотри, она голая, у неё там какие-то особенности, подмышки небритые или ещё какая-то ситуация». Многие люди приходят как в цирк — они не понимают, они глубоко не копают. Я, в принципе, и не ждал, что сейчас все выйдут и сразу такие «о, надо измениться».

  • Тебе не так уж и важно, что подумают о том, что ты сделал? Тебе главное им показать? 

Да, важно показать, важно родить произведение, а дальше как на него реагируют люди — значения не имеет.

  • То есть, прежде, чем что-то сделать, ты не смотришь на то, как воспринимались твои работы ранее? Не читаешь комментарии в соцсетях? 

Читаю иногда, чтобы поприкалываться. Ну чтобы поржать…

  • Не отвечаешь хейтерам? А есть вообще у художников хейтеры? Что они критикуют? 

Конечно, есть. Они как обычные люди, критикуют всё. Это самые банальные вещи типа «опять эти голые бабы, какой срам» или, например, когда делали лекторий на здании галереи «Артсвіт», был комментарий «зачем это сделали? Лучше бы там что-то в городе…»

  • Очень люблю такое… Лучше бы сделали дорогу! 

Да, ну ты знаешь, они абсолютно стандартные, комментарии глупых людей, у которых даже нет оригинальных мыслей, чтобы сделать интересный комментарий. Ну окей, ты хейтишь, но сделай это классно!

  • Появление «Лектория» возле ДНУ, травка на Passage… Какие ещё твои проекты были в Днепре и что можешь рассказать об этих? 

Кроме этих, было ещё несколько проектов. Например, в «Пассаже» мы построили домик, в котором одновременно жили змеи и кролики в разных «квартирах». Живые, они соседствовали и никак не соединялись. Перед лекторием возле ДНУ их было ещё несколько — один был на здании арт-центра «Квартира», мы его потом спускали на воду.

  • У «Лектория» было бюджетное финансирование. В связи с этим были ли какие-то нюансы, может быть, пытались изменить что-то в процессе или настоять, чтобы проект выглядел определённым образом? 

Нужно начать с того, что сам университет был не совсем готов к тому, чтобы была какая-то современная инсталляция или объект перед зданием. И когда я пришёл презентовать объект, заведующий кафедры журналистики встал и сказал, что камень, который лежит возле берёзок, это вот — оно! А какие-то там стулья — это всё фигня, «нас высмеют и это будет катастрофа». А вот камень — это бомба.

  • Ну камень, да… Это сильно, это форма, мощь:) 

Камень — он, во-первых тяжёлый, его так просто не заберёшь. Так что это был первый момент — переубедить. Но здорово, что ректор университета принял идею и поддержал её. Но всё равно — они не могли сразу согласиться на 100%, им нужно было что-то для них. Тогда мы сделали временные надписи, которые сняли через полгода. И оно стало таким, как должно быть, без конъюнктуры.

Мы ещё предлагали несколько вариантов благоустройства, восстановления бассейна, установки лавочек и так далее.

  • Не поддержали? 

Опять же — это бюджет. А бюджет всегда рассматривают под лупой.

  • Давай продолжим тему города. Он меняется — это явно видно. Но не всем это нравится. Как ты лично относишься к изменениям в городе, именно в визуальном плане? 

Те изменения, которые есть, безусловно его улучшают. Вопрос — как это сделано? Дьявол кроется в деталях. Но я не хотел бы давать своим коллегам публичные комментарии и критиковать их работу. Я не готов комментировать архитектурные, дизайнерские решения, потому что это не этично по отношению к коллегам.

  • Днепр становится похожим на европейские города  или он развивается в каком-то своём направлении? 

Пока не похоже, но… на самом деле, это заблуждение, что всё должно быть сделано очень дорого, из самых лучших материалов. В Европе часто используют простые материалы, лаконичные решения, а основной упор идёт на безбарьерность. Это и про деревья, про озеленение, тень. Многие зоны отдыха для людей в Европе сделаны очень просто. Но в то же время со вкусом, с использованием дерева, эргономичных конструкций и так далее. Наше отличие в том, что мы как дети: пробуем это в первый раз и хотим сделать всё лучше, чем у всех. А ответ кроется в другом — в простоте и даже скромности.

  • Вернёмся к Днепру… Насколько тебе важно, чтобы твои работы были в Днепре? Хорошо, когда тебя принимают во всём мире, но насколько тебе важно, чтобы твои работы ждали и понимали в родном городе? 

Осмелюсь заявить, что меня нормально принимает местная публика. Меня готовы смотреть и я интересен. Но в целом — всё всегда должно складываться органично. Конечно, своя публика, свой город — это важно, я патриот своей земли. Раньше часто получалось так, что какие-то проекты сначала я делал в Днепре, а потом они шли куда-то дальше. Сейчас хочется, чтобы они сначала были показаны в другом месте, а потом в Днепре, если Днепр будет к этому готов.

Первый выпуск #Незабаром с бар-менеджером Евгением Якутиным читайте здесь.

На следующей неделе говорим с Евгением Гордеевым — музыкантом, солистом «Kurs Valut» и других проектов. Смотрите и читайте 4 сентября на Информаторе.

Кристина Лях

Видео: Андрей Шушпан, Глеб Пархомец, Максим Якушев

© 2007-2020 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dp.informator.ua как источник информации обязательна.
Материалы, размещенные на коммерческой основе, публикуются с пометкой "Партнерский материал".

Наверх