PEOPLE

«Парень предложил мне доесть его шаурму»: как живется человеку с инвалидностью в Днепре

Несмотря на то, что весь мир сейчас стремится к безбарьерности, некоторые города остаются не приспособленными для людей с инвалидностью. В Днепре эта проблема также стоит достаточно остро. 

Информатор решил пообщаться с девушкой, которая не понаслышке знает об этом, — практикующим психологом Софией Грубовой.

— Софи, что значит для тебя «человек с инвалидностью»?

С. — Наличие инвалидности для меня не значит абсолютно ничего.

— Что с тобой произошло?

С. — В 9 лет у меня случился инсульт. Поднялось очень высокое давление, но врачи «скорой» даже его не измерили, а провозили меня весь день по разным больницам. На Канатной поставили неправильный диагноз, и когда начали брать анализы — до них дошло, что что-то не так. Тогда меня повезли в больницу на Космическую. Там я уже протусила в реанимации больше месяца и еще пару месяцев по больничкам.

— Ты выделяешься из толпы. Как реагируют малознакомые люди на то, что у тебя есть коляска? Возможно, были случаи, которые больше всего запомнились?

С. — На меня с интересом реагируют дети, они начинают задавать вопросы. А их одергивают родители, чтобы дети не тыкали пальцами, вообще — будто я прокаженная. То, что для детей это нормальная реакция — их глупые родители совершенно не понимают.

Однажды меня с подругой отказался везти водитель Uber со словами: “Как вы сюда доехали вообще?! Коляска мне всю машину вымажет! И вообще кто вас сюда привез?!” Был еще случай, когда за мной через всю Европейскую площадь бабушка бежала с одной гривной. Но я оказалась проворней. Ну и еще, мой любимый мудак-водитель на моем маршруте отказался меня везти, аргументировав это тем, что со мной должно быть 3 сопровождающих потому, что ВДРУГ СО МНОЙ В ДОРОГЕ ЧТО-ТО СЛУЧИТСЯ.

А, и еще — когда я стояла на остановке, возле меня остановился парень и предложил мне ДОЕСТЬ его шаурму. Я отказалась. Он уговаривал.

— Ты живешь на левом берегу Днепра, как ты добираешься в центр или другие части города?

С. — Сложно. Мне не подходит большинство транспорта, который есть у нас в городе. Он совершенно не приспособлен для того, чтобы я заехала на коляске даже при поддержке посторонних. Например, я могу поехать на “Богдане”, но они ходят редко и мне приходится долго ждать. Однажды я ехала с тренировки и два часа ждала нужную мне маршрутку, это было осенью и уже было холодно. Но я из принципа дождалась и поехала домой.

— Есть ли в Днепре социальное такси или спецтранспорт?

С. — Да, каждую среду меня возят на тренировку. Но так как они работают до 16 часов — я очень ограничена. Чаще всего они меня отвозят только в одну сторону, а обратно я еду сама.

— Насколько тебе комфортно передвигаться по городу?

С. — Одной не комфортно, ведь я должна досконально знать дорогу и маршрут, и быть уверенной, что не будет полметровых бордюров, иначе я буду играть в камикадзе — ходить по проезжей части, или просить людей о помощи все время.

Стараюсь тусить с кем-то для подстраховки. Быть загадочным и отстраненным мизантропом у меня не получается.

— Ты что-то делаешь для того, чтобы поменять условия доступности?

С. — Например, напугала ремонтников, которые сейчас у меня на районе делают новые дороги и тротуары. Они побожились, что везде будут идеальные понижения и «дороги-яички». Понижения уже сделаны по всей улице, где они работают. Будем дальше смотреть.

— Что тебе помогло выйти на улицу? Как проходил твой «выход из шкафа»?

С. —  Встала и вышла. Там душно и воняло нафталином. В 2012 году я попала в «лагерь активной реабилитации», и это очень сильно перевернуло мое сознание и состояние. Я поняла, что я теряю молодость и типа мои лучшие годы. Парни и девушки, которые тоже передвигались на колясках, показали, что можно жить и жить сейчас. Жить очень классно, несмотря ни на что.

— Ты жалеешь себя?

С. — Иногда жалею. Иногда даже поныть люблю о том, как задолбалась. Но жалость и нытье никак не связаны с моей инвалидностью.

Ранее Информатор проводил проверку Днепра на доступность. Подводя итог, можно сказать, что Днепр плохо приспособлен для комфортной жизни людей с инвалидностью. Дороги на пешеходной части усеяны выбоинами и камнями. Бордюры на перекрестках очень высокие, а низких объездов почти нигде нет. Пандусы возле некоторых аптек, магазинов и кафе либо отсутствуют, либо не предназначены для движения. Кнопки – всего лишь формальность.

5 мая во всем мире отмечается День борьбы за права людей с инвалидностью

5 мая во всем мире отмечается День борьбы за права людей с инвалидностью

Его цель - привлечь внимание к соблюдению их прав и снижению уровня дискриминации людей

Его цель — привлечь внимание к соблюдению их прав и снижению уровня дискриминации людей

Несмотря на то, что весь мир сейчас стремится к безбарьерности, некоторые города остаются не приспособленными для людей с инвалидностью

Несмотря на то, что весь мир сейчас стремится к безбарьерности, некоторые города остаются не приспособленными для людей с инвалидностью

Практикующая психологиня София Грубова

София Грубова, психолог

Ольга Полякова

Ольга Полякова

Ольга Полякова

Фото: Денис Чубченко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

© 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dp.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: