PEOPLE

«Всегда есть место подвигу»: Юлия Курочкина рассказала об АТО, волонтерстве и женщинах на фронте

Эта война показала, что женщина в Украине, несмотря на боль, готова стать на защиту своих принципов и принципов своего народа. Не имея материальной базы, многие из женщин находили способы помочь армии.

Разносторонняя, честная, а местами — не вписывающаяся в «рамки норм общества» Юля Курочкина, рассказала Информатору, как можно найти ценность жизни не на кухне.

— Юля, расскажи о себе, чем занимаешься? Про жизнь, про волонтерство.

— Я — Курочкина Юля, так себя позиционирую. Я не ассоциирую себя ни с профессией, ни с деятельностью, ни с тем, что у меня есть дети или мужчины.  Я — это я.

— Что тебе дала эта война?

— Только забрала. То, что происходит на войне, там и остается. А когда ты возвращаешься сюда, то ничего от того, что ты уже отдал этой войне, не остается. Поэтому оказывается, что таким образом у тебя все забрали, а взамен не дали.

— Если анализировать, изменилась ли ты после этого, твой круг общения?

— Люди приходят и уходят, а что изменилось во мне?.. Я стала больше ценить жизнь. И это единственное, что дает война: ты начинаешь ценить свою жизнь и понимать, что важно, а что — нет. Война просто расставила все по своим местам. Потому что мы все равно где-то интуитивно ощущаем, что жить нужно каждый день, как последний. Но нас отвлекают все время, нас постоянно куда-то тянет, мы постоянно рефлексируем над какими-то вещами, которые происходят вне нашей воли. И мы задумываемся, что жизнь — коротка. Но на войне это просто, как молния: ты понимаешь это, особенно если человек потерял жизнь на твоих глазах. А это происходило на моих глазах. Я увидела, как умер человек, но ничего не смогла сделать. Хотя я была рядом, мы вытащили его из-под обстрела. И даже сделали, что могли, но этого оказалось недостаточно. Жизнь ушла. А ты осталась жива… И вот это понимание, что жизнь такая короткая, такая хрупкая, ты ничего не сможешь сделать… Так же может случиться со мной и все.

"И это единственное, что дает война - ты начинаешь ценить свою жизнь и понимать, что важно, а что нет"

«И это единственное, что дает война: ты начинаешь ценить свою жизнь и понимать, что важно, а что — нет»

— Не пропала ли у тебя мотивация после этого? Как ты продолжаешь дальше идти?

— То, что происходило во время Майдана и в первые годы войны — 2014 — 2015-й, я даже не могу сказать, что это было по моей воле. Оно просто происходило, само по себе. Ты уже как-то попадаешь в течение и тебя несет. И ты даже сам себе не принадлежишь.

Я, например, не считаю, что помощь армии — это волонтерство. Это украинская сознательность человека, который понимает, что он или она — часть государства. Я поняла, что у меня, как у государства, нет сил. Силовые структуры как иммунитет не защищены. Нужно было просто прикрывать дыры, вот и все. На тот момент мне казалось это верным решением.

"Нужно было просто прикрывать дыры, вот и все"

«Нужно было просто прикрывать дыры, вот и все»

— А если бы сегодня тебя просили, ты сделала бы так же, как три года назад?

— Да, конечно. Но сейчас я не делаю те вещи, которые я делала тогда, когда это нужно было. Просто нет запроса.

А волонтерами я считаю тех людей, которые помогают вне зависимости от того, идет война или не идет. Людям всегда нужна помощь. Людям, животным, онкобольным, пожилым… Волонтеры — это те люди, которые помогают постоянно.

Я пришла в военкомат в мае 2014-го, оставила свои данные, и я готова была идти на фронт, готова была идти воевать. Но я подумала: если я уйду на войну, кто будет защищать моих двоих детей? Если бы я очень хотела, я пошла бы на войну и там осталась бы, но я не могу позволить себе такую роскошь. Взять, уйти и не думать о том, что тут остаются дети. У меня не было человека, на которого я могла их оставить. Когда я уезжала на фронт, на 1 — 3 дня, я оставляла их на друзей, близких. Но надолго не уезжала. Поэтому я делала все, что могла на тот момент.

"Людям всегда нужна помощь"

«Людям всегда нужна помощь»

— Мы много слышим про героизацию мужчин на войне. Но я знаю женщин, которые были там, остались или возвращаются обратно. Ты встречала таких женщин?

— Я познакомилась со своей подругой, когда ей было 20. Она снайперка, у нее есть позывной «Багира». Я была на ее свадьбе, а потом стала крестной матерью ее ребенка. Она для меня очень близка и она для меня — герой. У нас большая разница в возрасте, но я чувствую ее на равных. Она очень взрослая. Но и многие, кто оттуда вернулся, они иногда взрослее некоторых пенсионеров. Война страшна чем? Что ты понимаешь, кто ты и кто рядом с тобой, что за люди. Там нет масок, тебе нечем прикрыться, ты просто голый. И поэтому людям сложно возвращаться сюда, потому что тут все в полутонах, всегда есть нюансы, и даже есть толерантность. А там все очень резкое, критическое: там есть друг и враг, черное и белое. Иногда люди там делают какие-то вещи, за которые им было бы стыдно здесь, но там — нормально.

А женщины, которые там служат на равных с мужчинами… От своей подруги я слышала, что эта неравность возмущает. Женщины выполняют «там» ту же работу, что и мужчины —  так же воют, рискуют. Иногда им там говорят: «Убери в комнате» или «Приготовь салат». Больше всего ее возмущало, что ребята ее жалели и не ставили на выполнение каких-то военных задач.

"Иногда им там говорят : "Убери в комнате" или "Приготовь салат"

«Иногда им там говорят : «Убери в комнате» или «Приготовь салат»

— Ты бы могла назвать волонтерство в зоне АТО женским делом? И вообще: волонтерство во время войны можно делить на мужское и женское?

— Нет, это просто человеческое. Как среди волонтеров, так и среди военных были мужчины и женщины. Тут дело в людях. У каждого есть своя мотивация. Даже дискредитация волонтерского дела имеет место, потому что некоторые люди воспользовались этой волной ради своих целей. Хотя я могу с уверенностью сказать, что все, что делает человек, он делает со своей мотивацией и в первую очередь — для себя. Пусть это будет психологическое решение старой проблемы.

Всегда есть место подвигу. Если ты спасаешь человеческую жизнь, ты к этому прилагаешь усилия — и человек выживает. Что это, как не амбиции? Как врач, ты спасаешь жизнь человека, и ты счастлива, что именно ты это сделала. Но человек же не будет тебя ежедневно благодарить. Один раз поблагодарит, и это будет уже бальзам на душу.

Ранее мы рассказывали, как в Украине борются с домашним насилием. Также ранее Информатор общался с трансгендерным парнем из Днепра, который рассказал нам немного о том, как живется человеку с гомосексуальной ориентацией в «культурной столице» нашей страны.

"Всегда есть место подвигу"

«Всегда есть место подвигу»

Ольга Полякова, Мария Голикова

Фото: Глеб Пархомец

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

© 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dp.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: